Категории раздела

Хадж-2006 [1]
Истории паломников совершивших Хадж в 2006
Хадж-2007 [3]
Истории паломников совершивших Хадж в 2007 году
Хадж-2008 [0]
Истории паломников совершивших Хадж в 2008 году
Исторические описания Хаджа [11]

Наш опрос

А вы были в Хадже?

Всего ответов: 448

Поиск

Статистика





Пятница, 22.09.2017, 18:13
| RSS
Хадж. Виртуальная энциклопедия
Главная
Каталог статей


Главная » Статьи » Мой Хадж » Исторические описания Хаджа

Шакирзян Ишаев МЕККА, СВЯЩЕННЫЙ ГОРОД МУСУЛЬМАН. РАССКАЗ ПАЛОМНИКА 4

Глава 5. Бейтулла

 Бейтулла, или Бейтуллах – дом Божий, иначе Кааба, есть главная святыня Мекки: здание это находится в центральной части города посредине огромного четырехугольного двора, занимающего площадь приблизительно в четыре десятины. Площадь обнесена со всех сторон стенами, вдоль них выстроена терраса, перекрытая куполообразной крышей, обращенной открытой стороной к Бейтулле. Она украшена колоннадою из мраморных и каменных столбов или колонн, довольно простой работы. Пол этой террасы выложен местами из мраморных, а местами из простых камней неправильной кубической формы. Укладка их самая грубая. Над террасою в разных местах возвышаются семь минаретов. Так как площадь, на которой находится здание Бейтуллы и окружающие его террасы, ниже полотна примыкающих улиц по крайней мире на полторы сажени, то при входе со всех сторон необходимо спускаться по широким каменным лестницам. В таких местах устроены ворота, коих насчитывается до сорока. Все эти постройки самой простой архитектуры по своему характеру и внешнему виду не представляют решительно ничего замечательного, все как-то бедно, сделано грубо и некрасиво.

От террасы через всю дворовую площадь, по направлению к Бейтулле, проложены устланные камнем дорожки шириной до 2,5 аршин, по сторонам которых местами имеются решетчатые ящики. В них стоят простой гончарной работы корчаги с водою священного источника Замзама, на ящиках лежат медные чашечки для питья воды, что может делать каждый из паломников и притом бесплатно. Вся дворовая площадь между дорожками, Бейтуллой и террасами, выровнена и усыпана крупным песком. Вокруг стен Бейтуллы устроен помост из мраморных плит: он окружен проволоками из пруткового железа, укрепленный концами в чугунные столбы, поставленные вокруг помоста. Для входа на помост оставлены проемы. Таваф вокруг Бейтуллы совершается по этому помосту.

Здание Бейтуллы выстроено из больших кусков горных камней, не одинаковой величины, грубой оттески серого цвета, без всяких наружных украшений. Высотою здание приблизительно 5 сажен, шириною не более 3 сажен. Форма его основания квадратная. В восточном углу в стену вделан знаменитый черный камень «Хадгар-ал-асват», главная святыня Бейтуллы. Он вделан в стену на такой высоте, чтобы можно было его целовать, т.е. приблизительно на 2 аршинах от пола, окружающего здание мраморного помоста. Камень сверху с боков обложен серебром: на виду оставлена только часть его для целования паломниками. Величину его определить невозможно. Серебряная пластина, закрывающая камень, имея овалную форму, огибает угол здания. Посредине ее сделано небольшое отверстие, в котором, в углублении, видна часть камня, цвет его темно-красно-бурый с прожилками. Хотя за точное определение такого цвета я не ручаюсь, потому что вообще не знаток в распознании цветов, но, во всяком случае, он не черный как об этом рассказывают. За это я вполне ручаюсь, так как рассмотрел видимую часть камня весьма внимательно. Для входа во внутренность Бейтуллы имеется с северной стороны всего одна дверь, находящаяся на высоте сажени от площади окружающего двора. Окон нет вовсе. Дверь деревянная и с наружной стороны обложена листовым серебром. Входят обыкновенно при помощи простой приставной деревянной лестницы, а в торжественных случаях, по чугунной лестнице на колесах, которая подкатывается к двери: она стоит обыкновенно во дворе, несколько в стороне от Бейтуллы.

Крыша Бейтуллы плоская: для стока с нее дождевой воды с западной стороны устроен жолоб, как говорят, золотой: на нем висят золотые украшения величиною в кисть руки. С западной стороны здания имеется небольшая полукруглая мраморная стенка. По словам арабов, эта стенка означает, что здание Бейтуллы ранее было больше, и это есть остаток старых стен (По преданию Кааба строилась 10 раз). Все здание Бейтуллы с наружной стороны, от крыши до фундамента стен, обыкновенно покрывается толстой, черного цвета, шелковой материей. Это покрывало все заткано словами на арабском языке основного догмата Ислама: «Ля иляха илля Аллаху, Мухаммад расул-Аллах», т. е. и «Нет Бога, кроме Единого Бога и Мухаммед Его пророк». Это же изречение выткано посредине покрывала серебряными вызолоченными нитями: оно окружает, при надетом покрывале, Каабу как бы поясом. Покрывало ежегодно приготовляется новое по распоряжению турецкого султана по особому заказу. За три дня до начала хаджа покрывало подбирают снизу до половины высоты здания, а обнаженную часть стен закрывают белым полотном. Простой народ думает, это Бейтулла покрывается ихрамом, на самом же деле это делается для того, чтобы паломники, прикасаясь к покрывалу, не рвали его, это всегда возможно ожидать от толпы, собирающегося сюда всевозможного народа.

Следовательно, в покрытии нижней части Бейтуллы белым полотном нет ничего религиозного, а простой расчет сохранить в целости драгоценное покрывало, каждый кусок коего приносит заведующим Бейтуллою значительный доход. Накануне хаджа старое покрывало заменяется новым. Старое поступает в пользу служащих при здании, режется ими на куски, которые и продаются паломникам. Части покрывала, затканные серебром, поступают в пользу мекканского шерифа. Он извлекает из материи серебро и продает серебряникам.

Внутренность Бейтуллы имеет следующий вид. Пол устроен из мраморных квадратных плиток. Нижняя часть стен, в виде панели, приблизительно на 1,5 аршина от пола обложена мраморными плитами с арабскими на них надписями. Посредине комнаты поставлены три деревянных столба, поддерживающие потолок. Стены обтянуты парчовой материей. Какого вида потолок, точно не знаю, смотреть на него почему-то считается большой неучтивостью. От стен по линии столбов, выше человеческого роста, протянута простая пеньковая веревка в палец толщиной, на которой повешено множество серебряных и золотых разной величины и формы кувшинов и ваз. Это все – приношения богатых паломников. С левой стороны от входа, у самой двери, стоит небольшой самой простой работы, ничем не покрытый деревянный столик. На нем лежит большой серебряный ключ. По желанию паломника ключ этот прикладывают ему к груди и на язык, за что и взимают плату по усердию и щедрости паломника. Что это означает, я познать не мог.

В правом углу комнаты имеется загородка в виде небольшого чулана: в ней находится вход на крышу. Говорят, что из этой загородки есть спуск в подземелье, имеющееся под зданием. Ходит молва, что в этом подземелье хранят редкостные и драгоценные вещи.

Проникнуть во внутренность Бейтуллы не так-то легко и, во всяком случае, это доступно далеко не всем паломникам. Дверь здания за время хаджа открывается только в известные дни, и вход туда стоит немалых денег. Впрочем, при желании вход возможен и каждый день по особому предварительному заказу, но это доступно только весьма богатым лицам, стоит многих хлопот и порядочных издержек.

В северо-восточной стороне двора, недалеко от Бейтуллы, находится колодец Замзам под каменным павильоном, имеющим одну входную дверь. Устье колодца обложено кирпичной оградой круглой формы, высотою в один аршин. В колодце опущена железная круглая решетка с решетчатым же дном. Сделано это ввиду того, что были случаи самопожертвований со стороны особенно восторженных паломников. Они бросались в колодец, и их тела не были находимы, будто бы потому, что колодец не имеет дна... Все это, разумеется, только религиозные рассказы. На самом деле глубина колодца до воды приблизительно 27 аршин, и глубина воды в нем до 17 аршин. Здесь глубину колодцев измеряют обыкновенно ростом человека. О Замзаме говорят, что глубина его до воды 11 человек, а глубина воды до дна ростом в 7 человек. Принимая средний рост человека в 2,5 аршин, я и даю цифры глубины в аршинах. Ходит какой-то неясный и не доказанный слух о том, что на самом деле, никакого колодца здесь нет, а вода проведена сюда под землей из какого-то источника. (Прим. ред.). Воду из колодца черпают кожаными бадьями, поднимаемыми и опускаемыми на веревках при помощи кое-как устроенных блоков, похожих на блоки в киргизских колодцах в наших пустынях. Теплая вода Замзама считается у мусульман целебной от всех болезней... Только что вынутая из колодца вода имеет несколько солоноватый вкус, отдающий щелочью.  Замзам – источник, видимо, минеральный. Настоящий химический состав его воды едва ли кому известен, так как если европейские ученые и исследовали ее состав, то, очевидно, по запасам паломников, в которых газообразные части уже испарились.

Колодец Замзам управляется двумя братьями, шейхами из одного арабского рода, а у них в подчинении находится масса служителей из их же рода. Начерпанная с вечера вода Замзама разливается во время хаджа, в тысячи горшков и утром разносится по квартирам зажиточных паломников. На следующий день запас заменяется новым, а пустые горшки уносятся служителями обратно. За это шейхи взимают деньги, ходя по квартирам паломников. Таксы нет, а довольствуются тем, кто что даст. Во время пятничного намаза во дворе Бейтуллы Замзам разносится по рядам паломников во время антрактов моления. Разносят в кувшинах и в медных чашечках, за что взимается сбор с молящихся, но опять таки без определения сумм, а по усердию и щедрости паломников. Разносится вода Замзама и в будничные дни, но денежного сбора уже не делается, – принято платить один раз в неделю, именно в пятницу, хотя, конечно, служители не отказываются принимать от особенно щедрых паломников даяние и в будничные дни. Паломники обыкновенно набирают воду в бутылки, флаконы, пузырьки и развозят ее по всем странам света. Возвратившись на родину, они одаривают ею родных, друзей и знакомых, а некоторые и продают, иногда за высокую цену.

Во дворе Бейтуллы находится пять макамов (мест). Главный из них макам Ибрагима, т. е. Авраама, который, по одному преданию, строил Каабу. Этот макам помещается на северо-восточной стороне от Бейтуллы. В решетчатом павильоне, с дверью постоянно под замком, находится камень, покрытый материей, вышитой золотом. Камень этот служил пророку Ибрагиму при постройке Бейтуллы подставкой, он при постройке, смотря по желанию строителя, то поднимался, то опускался, заменяя собою леса. Таково предание. Другие четыре макама, находящиеся по сторонам Бейтуллы в виде небольших павильонов, представляют собою четыре секты мусульманства, на которые оно делится, именами четырех имамом, представителей сект: ханбали, малики, ханафи, шафии (мазхабов. – Прим. ред.). В восточном углу двора находится огороженное деревянной решеткой помещение для женщин. Здесь они стоят во время совершения намазов (молитв), так как в это время у мусульман не принято допускать женщин в среду мужчин. Как сама площадь двора, так и пространство под террасой по ночам освещается тысячами огней в разноцветных шарообразных фонарях.

Бейтулла находится в полном заведывании мекканского шерифа и управляется одним из старших шейхов рода Бени Шейбе в наследственном порядке, как о том поведено в Коране. У этого шейха находится ключ от Бейтуллы. Он же заведует содержанием здания и наружного двора в порядке и прочее. Масло и другие осветительные материалы отпускаются турецким правительством. В распоряжении этого шейха имеется множество служащих из его же рода. Как их начальник, так равно и все они носят названия «Харам агалары». Они следят за порядком и тишиной во время сборищ паломников. Словом, это полные хозяева Бейтуллы. Нынешний мекканский шериф Гаун ал-Рафик отобрал ключ от прямого наследника по старшинству в роде Бени Шейбе и передал его другому лицу, хотя и того же арабского рода, но более младшему в роде, т.е. с нарушением порядка строгой наследственности. Глава 6. Мекканский шериф. Суд. Паломники и далили

 Мекканский шериф (слова «шериф», или «шариф», значит «благородный, священный»), это высшее духовное лицо всего мусульманского мира. По своему происхождению он считается прямым потомком и наследником Пророка Мухаммада. В былое время мекканские шерифы играли роль эмиров, т. е. независимых высших правителей. В настоящее время, хотя это звание и осталось за ними, но никакого практического значения не имеет: титул пишется только на бумаге. За последние 20 лет власть мекканских шерифов совершенно ограничена турецким султаном. Они только духовные начальники, никакой гражданской власти не имеют, подчиняются турецкому губернатору и назначаются на должности по его представлению, турецким султаном.

Потомки Пророка Мухаммада называются сеидами, а каждый сеид в Хиджазе носит звание шерифа, а потому шерифов здесь очень много. Они носят особый знак отличия – кривой нож на поясе и пользуются среди арабов почетом и уважением. Многие из них занимаются скотоводством, но большинство, имея верблюдов, посылают их на заработки со своими рабами по перевозке тяжестей и пассажиров по стране. Из этого рода сеидов назначается и мекканский шериф. В 1895 г. шерифом в Мекке был Гаун ал-Рафик. Ему было уже под 60 лет, и он имел постоянную резиденцию в Таифе – в городке верстах в 70 от Мекки по направлению на восток за Арафатом.

При шерифе обычно состоит турецкий конвой из 50 солдат при двух офицерах, которые считаются адъютантами шерифа и носят аксельбанты, как и адъютанты мекканского вали. Говорят, что шериф адъютантов и солдат конвоя содержит на свои доходы, которых у него не мало. Обыкновенно он одевается в длиннополый азиатский костюм, но для торжественных случаев имеет особенную форму в виде мундира, в котором, между прочим, делает визиты высокопоставленным иностранным особам. Он носит через плечо ленту вроде русской Андреевской ленты и множество орденов и звезд, усыпанных алмазами и бриллиантами. Из своего дома шериф выезжает обыкновенно в коляске, запряженной мулами. Замечательно то, что когда он желает сделать кому-нибудь визит, то за несколько минут до своего приезда посылает вперед несколько человек солдат с офицером при оружии. Они становятся в комнате, приготовленной для приема шерифа, и когда он приезжает, отдают ему честь: берут ружье на караул и так стоят перед шерифом и хозяином все время, пока продолжается визит. При этих визитах нередко случается, что в доме, куда он приезжает, предварительно приносят его нергале (кальян), как это делается женщинами, о чем я говорил выше.

Все духовенство Хиджаза, далили, вакили, лица. причастные к Бейтулле, а также все мелкие шерифы находятся у него в полном подчинении. Он есть глава и начальник всех тех лиц, которых, по европейским понятиям, можно назвать духовными лицами, хотя в мусульманстве собственно духовенства и нет, по крайней мере, в том виде, как это существует у христиан. Местные кадии (по среднеазиатски – казии, т. е. судьи) шерифу, однако, не подчиняются. В делах совершения хаджа, именно в выполнении священных его обрядностей, он никакого участия не принимает, исключая поездок на Арафат и в Мину. Через подчиненных ему далилей и вакилей он оказывает содействие паломникам в путешествии по святым местам, например, при поездке в Медину, отпуская для них ежегодно десятки тысяч верблюдов с верблюдовожатыми. Такса за наем верблюдов устанавливается им, однако, по собственному усмотрению. От этого он имеет крупный доход. В поставке верблюдов для паломников и перевозки их тяжестей принимает, впрочем, участие и мекканский Вали-губернатор.

Выше я сказал, что кадии не подчиняются шерифу и, следовательно, не состоят в числе духовных лиц, как это стремятся сделать наши туркестанские казии, присваивая себе незаконное право, например, совершения треб, вместо имамов. (По поводу вторжения казиев в неподходящую для них сферу в Туркестане издавались воспрещающие это приказы военных губернаторов.  – Прим. ред.) В Хиджазе кадии имеются в каждом городе и назначаются на должности турецким правительством. Суд производится гласно и публично. Порядок и форма разбора дел в судейских-камерах очень проста и несложна. Проста также и вся обстановка. Все ведется замечательно тихо и вполне при­лично. При разборе и решении дел кадии руководствуются не книгами шариата, а особыми уставами, составленными турецким правительством на основании шариатских постановлений. Уставы эти носят название «Дастур» и изложены в виде отдельных статей, как наши русские, или вообще европейские своды законов. Статьи «Дастура» изменяются и дополняются согласно требованиям практической жизни и современности, следовательно, не представляют собой таких неподвижных, неизменных постановлений, как шариат. (Порядок составления «Дастура» следующий: в Константинополе имеется особая комиссия из мусульманских юристов, которые на основании шариатских постановлений составляют кодекс по известному отделу права, излагая его в догматической форме, совершенно отсутствующей в книгах шариата. Составленный здесь проект кодекса литографируется и рассылается по генерал-губернаторствам и губернаторствам Турции, где име­ются второстепенные, провинциальные комиссии. Они рассматривают присланный им проект и возвращают со своими возражениями и заключениями. После рассмотрения этих заключений и своего проекта, столичная комиссия окончательно вырабатывает кодекс, которой, после утверждения его султаном, принимает вид закона. – Прим. ред.). Истец или ответчик, недовольный решением единоличного судьи, имеет право переносить дело в высшее учреждение, называемое Хокумет, которое состоит при губернаторе, как об этом сказано выше.

В общем, Хиджаз – страна далеко не сутяжническая. Замечательно, что больше всех других жителей занимают внимание судей наши туркестанские соотечественники. Очевидно, и туда они приносят свою страсть к спорам и горячему сутяжничеству, часто из сущих пустяков. Впрочем, недаром говорится, что привычка есть вторая натура.

По прибытию в Мекку в ихрамах, надетых на границах священной области, паломники, прежде всего, совершают таваф вокруг Бейтуллы и между Сафа и Марва, снимают затем ихрамы, устраиваются на частных квартирах или в общественных такиэ, переодеваются, и все время в ожидании хаджа толкаются то во дворе Бейтуллы, то по базарам. Здесь они покупают разные мелочи и безделушки: финики, сурьму, четки, воду Замзама, разные книги, молитвенники, литографированные виды Мекки, Медины, Бейтуллы и прочие вещи. Кроме того, покупают куски белой бази или полотна, на саван. Эти куски обмачиваются в воде Замзама, и просушиваются во дворе Бейтуллы. Во время хаджа в Мекке продается огромное количество указанных сортов материи, что дает значительные барыш торговцам. Немало получают дохода и служители Бейтуллы за обмакивание будущих саванов в водах Замзама и просушку их у Бейтуллы. По мусульманскому поверью, покойник, обернутый в саван, обмоченный в воде Замзама, избавляется от адского огня на том свете.

Все свои покупки, предназначенные для себя и подарков родным и знакомым на родине в память посещения священного города, паломники стараются сделать заранее, чтобы по окончании хаджа поскорее выехать на родину. Вследствие этого в месяц хаджа улицы Мекки положительно представляют собой вид ярмарки религиозного вида. По улицам и базарам народ кишит с раннего утра до поздней ночи. Один куда-то спешит, торопится, другой толкается без всякого дела. По улицам между Сафа и Марва только что прибывшие паломники совершают таваф под руководством далилей и вакилей, бегая легкой рысцою и оглядываясь по сторонам, вокруг Бейтуллы – то же. Если смотреть на улицу со второго или третьего этажа дома, то толпа, запружающая собою улицу, как бы стоит на одном месте, как бы заключена в узкий продолговатый ящик. Народу, как говорится, яблоку упасть негде, слышен только шум толпы, голоса. Между тем на улице пыль, жара страшная, просто дышать не чем.



Категория: Исторические описания Хаджа | Добавил: Fatima (23.12.2009)
Просмотров: 1679 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0

...